Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
ДОНСКОЕ ВЕЧЕ Воскресенье, 19.11.2017, 03:56
Журнал
БУЗАВЫ

ВВЕДЕНИЕ 

  Редко в нынешние времена можно встретить наименование - Задонская степь. Это была часть Области войска Донского по левобережью Дона от реки Арчеды до долины Маныча, ныне территория Дубовского и других районов района Ростовской области. Здесь в Калмыцком (Сальском) округе в XIX - начале XX века размещались кочевья, а затем калмыцкие казачьи станицы и хутора.

 Работа не претендует на исследование истории донских калмыков, сделана попытка рассказать о становлении, жизни калмыцких станиц Потаповской, Чунусовской, Эркетинской и их юртовых хуторов, располагавшихся на землях современного Дубовского района.

  По данной тематике в дооктябрьский период были опубликованы труды полковника Генерального штаба Н.А. Маслаковца, где содержатся сведения о взаимоотношениях донских казаков с калмыками в XVII веке. И.И. Попов осуществил этнографическое описание донских калмыков. В работах С.Ф. Номикосова представлен материал о развитии калмыцкого скотоводства.

  Академик, доктор исторических наук К.П. Шовунов опубликовал научно-исследовательский труд «Калмыки в составе казачества России». Становление калмыцких казачьих поселений на Дону стало предметом исследования Г.Е. Цапник. М.И. Гучинов изучил отношения калмыков с донскими казаками во второй половине XVII века. К.Н. Максимов исследовал военную интеграцию калмыков с донскими казаками в первой четверти XVIII века. Историк Е.Н. Бадмаева опубликовала работу «Донские калмыки-казаки в период голода 1933 г.»

  Немалый интерес вызывают краеведческие работы главного библиографа-исследователя КИГИ РАН П.Э. Алексеевой. Опубликована её книга «Станица Граббевская (XVII век - декабрь 1943 г.)», а также работы об этническом составе донских калмыков.

  Тщательно проработаны вопросы истории Сальского казачьего округа в книге Л.П. Александровской «Судьбою связаны одной». Это многоплановое произведение, рассказывающее о событиях, происходивших в Сальских степях, первая книга о самом молодом округе Области войска Донского.     

  Чаще стали публиковаться исследования калмыцких эмигрантов. Начиная с 1980-х годов, стали выходить работы А. Борманджинова по истории донских калмыков, а также Б.Н. Уланова, С.Б. Балыкова, И. Михалинова, Л. Монтукова, П.С. Джевзинова. Опубликованы очерки А. Ленивова «Донские калмыки», Е.С. Ремилевой-Шлютер «Домом стал приют в  Дорнштадте», она выпустила в Германии книгу о судьбах калмыков-эмигрантов.  

   В газете «Известия Калмыкии» регулярно освещаются вопросы истории Донского калмыцкого казачества. Это статьи П.Э. Алексеевой «Бакши Эркетеневского хурула Дамбо Ульянов», Л. Илишкина «Н. Уланов и Д. Ульянов - разведчики Российской империи». Имеются статьи по истории калмыков-казаков, написанные руководителями Союза казаков Калмыкии (Э. Манжиков). 

  Писатель Н.Д. Илюмжинов в книгах «Абиль», «Предки. Факты. Время.» рассказал об истории донских калмыков, их быте и верованиях, в его работах повествуется об экономическом укладе калмыцких станиц. 

  Донской писатель Г.С. Колесов в книгах «Белый снег», «Казаки - люди Боговы» повествует о горькой судьбе донцов и калмыков-казаков в годы Гражданской войны.   

  В книге В.А. Дронова «Очерки истории Дубовского района» опубликована глава «Бузавы», в которой повествуется о быте и жизни донских калмыков, проживавших на территории региона.

   Журналисты, краеведы трёх восточных районов Ростовской области издали несколько сборников, повествующих о совместном житии калмыков и донских казаков, крестьян. Выпущена книга об истории Заветинских сельских поселений «И лишь ковыль о прошлом всё звенит…» под редакцией В.С. Сокиркина. Ремонтненцы авторским коллективом Е.А. Шипулиной опубликовали свою подробную историю - «Во имя будущего ремонтненской земли». Под редакцией В.В. Фонякова вышли историко-краеведческие очерки о Зимовниковском районе «Край, где мы живём». В этих работах повествуется об истории заселения, о жизни и быте донских калмыков.

  В целом история калмыков-казаков, проживавших в Задонье, в исторической, краеведческой литературе изучена недостаточно.

  Автору этой работы не всегда удаётся понять менталитет и психологию калмыков того времени. Поэтому он приносит извинения за неточности и вариативную интерпретацию тех или иных фактов и событий.

    

КОЧЕВЬЯ, ХОТОНЫ, ХУТОРА, СТАНИЦЫ       

  Любой народ оставляет после себя названия тех или иных элементов земной поверхности. На территории Дубовского района есть много станиц, хуторов, балок и рек, получивших своё название от калмыков. Например, гидронимы (наименования водных объектов) калмыцкого происхождения явно доминируют.

  Обозначение реки Сал с калмыцкого переводится - балка. Другое толкование: калмыки переправлялись через реку, держась за хвост лошади, а сзади на сухом плотике «сал» тащили снаряжение и одежду.

  Река Кара-Сал по-калмыцки - чёрный Сал.

  Джурак имя собственное, скорее всего, при наименовании этой реки такой почести был удостоен богатый калмык Джурак. Другой перевод - быстрый, бурный.

  Река Гашун названа вполне понятно: в переводе с калмыцкого «гашун» - горький, в калмыцких степях многие реки несут горько-солёную воду. Другое объяснение: наименование имеет тюркские корни, река получила своё название от имени ногайского мурзы, кочевавшего в этих местах.

  Река Ерик - проточная вода, русло реки, небольшой ручей.    

  Около станицы Эркетинской была пересыхающая речка под названием Уртугур (Уртугул).

  Крутой обрывистый склон реки Сал и простирающаяся за ним возвышенность носит название Ергени, от калмыцкого слова Эргэ - яр.

  Калмыцкие станицы наименовывались в соответствии с названиями этнических групп. Чунусовская (Баг-Чонса) из Ики-Чонос - «Большие волки», когда-то они составляли часть древнего этноса Чинос.

  Название станицы Эркетинской от слова Эрктн - главный, могущественный, обладающий властью, такое наименование присваивалось особо отличившимся за заслуги перед правителем. Другая версия - это самоназвание калмыцкого рода Эрктнэ с переводом на русский язык «Весёлый человек».

  Станица Потаповская ранее была Балдырской сотней. Это имя калмыцкого рода Балдр, из тибетского Бал Дар, - дарующий счастье, эпитет божества богатства. Затем она получила наименование от фамилии атамана Войска Донского А.Л. Потапова.   

  Рядом с ней, между станицей Андреевской и хутором Сиротским находился какое-то время хутор Балдырь, Болдырев. Возможно, он был назван в честь Доржи Болдырева, в XIX веке старшины Эркетинской сотни. Другая версия - если русская женщина выходила замуж за калмыка, дети назвались балдырями, балдерками. В честь основателя калмыка-метиса, возможно, произошло это наименование.

  До конца XIX века калмыцкие кочевья, затем - населённые пункты были хотонами,[1] потом они стали хуторами. Хотон, а потом хутор Худжуртинский существовал до 1926 года. Калмыки назвали его вдохновенно - «местность, приносящая усладу».

  Адьяновы - калмыцкая фамилия, в хуторе Хурульном проживало четыре семьи Адьяновых, Д. Адьянов в XIX веке был Чунусовским сотником. Видимо, поэтому новому хутору, возникшему в 15 километрах от станицы Чунусовской, присвоили такое необычное для русского языка наименование.

  Хутор Холостонур - бывший калмыцкий хотон Хулуста-Нур, затем временное поселение Холуста, переводится с калмыцкого как «низина, поросшая камышом». Рядом с ним находится речка Мыска, по берегам которой растут густые заросли камышей.

  В названиях станиц и хуторов, рек и возвышенностей чувствуются запахи степи, вековая поэтика древних калмыцких родов.



Хотон - группа кибиток, кочевое поселение калмыков.

 СЛЕДУЮЩАЯ ЧАСТЬ

Друзья сайта
  • Академия МАИСТ
  • ВОЛГОДОНСК
  • ДОНСКОЕ ВЕЧЕ
  • ДОНСКОЕ ВЕЧЕ+
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright MyCorp © 2017