Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
ДОНСКОЕ ВЕЧЕ Четверг, 21.09.2017, 08:02
Журнал
СТИХИ

     v v v
Утро, кофе аромат,
Грудой смятая постель,
Взгляд в окно, где листопад,
Кружит рыжую метель.

Бодрость ледяной струёй,
Смоет прерванные сны.
Осень! – за окном покой,
Слышны звуки тишины.

На полу измятый лист,
На столе Верлена том.
Осень! – воздух пряно-мглист,
Сырость сеет серебром.

Шаг за дверь на встречу дня,
Вьётся в высь табачный дым.
Осень смотрит на меня
Взглядом алло-золотым.

                Странствие
Бог ведает когда, но всё ж, настанет время,
Ты сердцем ощутишь, весь ужас бытия
Бессмысленных забот неистовое бремя
Почувствовав, поймешь – сколь скудна жизнь твоя.

Сколь всё обречено в ней рвеньям непосильным
Извлечь из смуты дня, изменчивый покой.
Быть преданным рабом, скотом любвеобильным,
Как скот, брести в ярме, не споря со судьбой.

И словно боль, тебя пронзит огонь желанья,
Бежать, пока ещё есть мощь, и жар в крови,
Ведь может, где-нибудь, под сводом мирозданья
Найдётся уголок, где ясен смысл любви.

Затем, сорвёшься в даль за глупою мечтою,
Как идеал, храня свой пламенный обет,
Средь льдов или пустынь, под высью огневою,
Открыть заветный край, где вечен истин свет.

Блуждая в скуке дней, по весям захолустным,
Средь выжженных степей и сумрачных лесов,
Средь стольных городов, с их обликом искусным,
Средь важных богачей, и нищих мудрецов,

Узнаешь ты от них легенд повествованья,
О духах древних тайн, что в капищах живут,
Где маги темных сил, в клубах огнегаданья,
В град вещего добра, путь скрытый узнают.

И ты, к огню прильнёшь в свершении мистерий,
Изучишь ритуал танцующих жрецов.
Пророчество витий, и мрак людских поверий,
Исчислишь млечный путь, но как ответный зов.

Всё будешь ты искать, грёз дивных отраженье,
Что обличили мрак пожизненных забот,
Желанием томясь – когда ж небес знаменье,
Прольётся на тебя с божественных высот.

Да только промолчит высь чаяньям наивным
И ты, продолжишь путь за тридевять морей,
Прознав, что где-то там, есть край настолько дивный
Что в целом мире нет, его земли светлей.

Преодолев шторма, и грозных волн пучины,
Зной солнечных широт, и льдов несущих смерть,
Ты встретишь наконец, тот светлый край картинный,
С надеждою любви, встав на земную твердь.

Но, вглядываясь в жизнь неведомого края,
В обычаи людей, в их нравы, их богов,
Поймёшь ты, что вовек, нигде, душа живая
Не обретёт того, чем грезит в бездне снов.

Поскольку, твой кумир не дух единовластный,
Вдыхающий в миры гармонию добра.
Ни благовест небес, ни идеал прекрасный,
Сколь замыслов твоих и странных дум игра.

А то – что видел ты, за многолетье странствий,
Вселяет только скорбь – сколь всюду и везде
Жив человек одной страдой о постоянстве,
Привычной суеты, и в счастье и в беде.

Он отроду не знал свободных воль размаха,
Довольствуясь лишь тем, что время всем даёт.
Чтоб избежать соблазн, и не изведать страха,
Не ищет он ключа, к познанию свобод.

И горько станет вдруг, тебе от пониманья,
Что вымысел мечты бескрайней всех дорог,
И лишь одна душа, лишь ясное сознанье –
И есть юдоль любви, где наших истин бог!

        v v v
Зима, январь – а за окном капель.
Сияет свод прозрачностью лазурной,
Как будто вторгся в снежный плен, апрель
Чеканя лёд огнём резьбы ажурной.

И влага звонкая, стекая в сталагмит,
Не в гротах сумрачных, а с крыш остроконечных,
Алмазной дрожью стужу дня дробит,
Промыв в проталинах рисунок скоротечный.

По скользкой наледи сбегая серебром,
Хрустальность вод, спешит ручьём пролиться
В оснеженный прозрачный водоём,
Где солнца блик мерцающий искрится.

Из сонных пашен, где холмов гряда,
Стряхнула пены пористую снежность.
Клубы тепла земного кружит высота,
Пролив на землю солнечную нежность.

А чудный день, оплавив вьюги сны,
Заполнил жизнью дремлющие дали,
И веял воздух запахом весны,
Крылом отвеяв зимние печали.

             v v v
Поистине, в зимах степного приволья,
Сокрыта печали земной глубина.
Такая бескрайность, с такою же болью,
Где откликом крику – веков тишина.

Где горькую пряность свинцовой полыни,
Вдыхаешь, как память былинной земли.
Такое безмолвье, такое унынье,
Для взора, лишь солнце закатов в пыли.

Лишь ветер сквозной, разметающий снежность,
Прожитого дня, в омут стужи ночной.
Такая тревога, такая мятежность,
И в сердце горячем, такой непокой.

И взгляд, красоты не найдёт – не осталось,
Ни синего льна, ни седых ковылей.
Такая пустынность, такая усталость –
Поистине, саван почивших степей.

Поистине, в зимах седого раздолья,
Сокрыта глубинно-народная грусть.
Такая безмерность, такое бездолье,
Где откликом зову – забытая Русь!

                 Магия тумана.
Из вздыбленных пучин, дрожащего стекла
Клубящуюся пыль, хрустально-свежей влаги,
Магическая ночь, на утро пролила,
Сокрыв всходящий свет, в свинцовом саркофаге.

И неоглядный дол, и ближний кругозор,
Под сыростью клубов, мерцают словно тени.
Где облачный туман, сплетая снов узор,
Рисует взору дня сонм призрачных видений.

Танцующих дриад, среди садов глухих,
И девственных камен, на улицах пустынных.
И многоликих фей, и жутких ведьм слепых,
Обряженных в вуаль величий лебединых.

Валькирий грозных клич, укрытых пеленой,
И злобных троллей смех, незримых в взвеси млечной.
Как будто, пробил час возмездий роковой,
И отворила мгла, вход к сумрачности вечной.

Но, лишь порывы стуж, воскреснут из глубин
Суровой тишины, и затрубят победно –
Развеется весь мрак мистических картин,
И облики легенд исчезнут в выси бледной.
Друзья сайта
  • Академия МАИСТ
  • ВОЛГОДОНСК
  • ДОНСКОЕ ВЕЧЕ
  • ДОНСКОЕ ВЕЧЕ+
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright MyCorp © 2017