Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
ДОНСКОЕ ВЕЧЕ Четверг, 21.09.2017, 08:05
Журнал

Журавушка

Главное в жизни - любовь. А любить

нельзя ни в прошлом, ни в будущем.

Любить можно только в настоящем,

сейчас, сию минуту.

JI.H. Толстой

 

На открытии сезона охоты на водоплавающих птиц, мы поехали в том же составе как всегда, но к нам присоединился молодой человек, лет тридцати - тридцати двух. Отстреляв вечернюю «зорю» довольно удачно: кто три, кто четыре утки подстрелил - мы развели костер, вытащили «провиант», поздравили друг друга с удачным открытием сезона охоты и как всегда начались охотничьи байки. Каждый рассказывал свои, естественно, удачные случаи из охотничьих «вылазок». Вдруг Анатолий, так звали нашего нового знакомого, стал рассказывать про свои любовные похождения.

Николай Иванович - бригадир нашей охотничьей бригады, вдруг резко сказал:

- Анатолий, сколько времени сейчас?

- Двадцать три ноль - ноль.

- А где ты думаешь сейчас твоя жена?

- Дома.

- А ты уверен?

- Да.

- Странно как-то получается, ты гуляешь с чужими женами, а с твоей никто разве не гуляет? Брось «чесать» языком про «гульки» свои, такое ощущение, что ты полгорода «прошел». Не верю я в твою болтовню, не марай любовь - это Богом дается.

- Николай Иванович, извините, выпил лишнего, а что Вы испытали настоящую любовь?

- Да, испытал со своей Журавушкой.

- А кто она, Журавушка?

- Женщина, которую я любил и люблю теперь.

- Ваша жена?

- Жену я люблю, это, как бы выразиться, любовь молодости, а затем переходит в семейную любовь. У меня двое детей и жена - разводиться не собираюсь.

- А как же любовь?

- Если хочешь, послушай, тебе полезно узнать, что есть настоящее, а что есть «животное», подлое или как скоропортящийся продукт.

- Расскажите, Николай Иванович, - поддержали остальные охотники, проявившие интерес к этому разговору.

- Все произошло классически банально пятнадцать лет назад. Мы познакомились, как ни странно, на собрании партийно-хозяйственного актива города. Наши места в зале оказались рядом, Аня - секретарь партийной организации небольшого, но самостоятельного предприятия.

А я - руководитель предприятия вам известного.

Пока шло собрание актива, нам председатель сделал два замечания. Мы проговорили все время, пока шло собрание, как - будто были знакомы, но давно не виделись. Какое-то странное ощущение я испытывал в общении с этой молодой женщиной. Ее задор, ум, простая речь, искрящиеся глаза, серебристый голос поразили меня. После окончания собрания я предложил довезти ее на автомобиле до дома. Она посмотрела голубыми искрящимися глазами и улыбнулась:

- Хорошо.

Анна, про меня слышала, и даже кое-что знала из городских газет, а также от своих знакомых. Я довез ее до дома.

- Не провожайте, меня ждет сын, вы умный человек и все поняли.

- А номер телефона, хотя бы служебного?

- Это можно,

- Она назвала номер телефона.

- Спасибо, возьмите мою визитку.

 

Через неделю неожиданно Анна позвонила на прямой мой номер телефона.

- Николай Иванович, здравствуйте. Это я - Анна.

- Я рад нашей будущей встрече.

- Какой встрече? Вы что знаете, что я завтра выступаю?

- Нет, не знаю, хочу встретиться.

-Я вас приглашаю завтра в 19-00 на концерт. В ДК города выступает наш ансамбль, я же говорила Вам - я пою романсы.

- Спасибо.

- Подойдете к контролеру - скажите от меня. Вам дадут контрамарку с указанием места. Фамилию мою запомнили?

- Да, когда нам замечание на собрании делали, и я запомнил.

 

* * *

Я пришел в зал, когда концерт уже начался. На сцену вышла красивая молодая женщина, сияющая каким-то светом, я подался вперед - это была она. Мне очень хотелось подойти к ней. Как она пела! Я сидел как во сне: ее серебристый голос словно разливался по залу, она спела два старинных романса, зал ее не отпускал со сцены - она еще пела.

После концерта я бросился ее искать, но она сама вышла ко мне. Я подбежал к ней, обнял и поцеловал.

- Что Вы делаете? - Она легонько оттолкнула меня.

- Вас все знают здесь, да и меня тоже.

- Извини, не смог сдержаться. Я все понял. Моя машина чуть дальше главного входа. Я подъеду - а ты подожди.

Мне очень захотелось побыть с ней без людей в тиши и что-то сказать важное и только ей. Я увез ее на берег Дона, подарил ей цветы, большие крупные ромашки, открыл бутылку шампанского:

- За одаренную певицу, за красивую женщину!

- Спасибо, спасибо за цветы, мои любимые,

- А как Вы узнали, что я люблю такие ромашки?

- Обычно я беру розы, а сегодня, понравились ромашки почему-то.

Я обнял ее и поцеловал. Она сопротивлялась:

- У Вас железные руки и огромная сила. Я задыхаюсь.

- И я задыхаюсь от счастья, что со мной такая женщина. А руки - я спортсмен, даже не мастер спорта.

- Искупаемся.

- Нет купальника.

- Я отвернусь, а ты войдешь в воду.

- Согласна, но при условии - в воде ко мне не подплывать.

- Тяжелые условия.

- Тогда едем домой.

- Согласен на условия.

Шло время. Мы встречались как друзья, много говорили, я приходил на ее концерты. Я старался бывать там, где она, а она старалась быть там, где я.

 

Милый мой,

Моя любовь к тебе,

Словно это летняя трава, -

Сколько ты не косишь и не рвешь,

Вырастает снова на полях!

Японская народная песня.

 

В один из воскресных сентябрьских дней мы уехали на базу отдыха.

- Сегодня закрытие летнего сезона отдыха, - улыбнулась Анна. Вода в реке Дон была еще теплой, и купаться было можно. Она накрыла столик, и мы пошли купаться. Поплавав, мы вернулись в свой домик и сели за стол. Вдруг она спросила:

- Почему ты обо мне ничего не расспрашиваешь? - Ты все знаешь?

- И, да и нет. - Знаю, что ты теперь не секретарь партийной организации, а начальник финансовой службы большого предприятия.

- Но ты не расспрашиваешь меня о прошлой жизни.

- Мне хорошо с тобой, ты добрая, нежная, в выражении твоего милого лица, когда ты смотришь на меня, есть что-то особенное, ласковое и нежное, так никто не смотрит на меня.

- Люблю тебя, очень люблю. Я нашла свою любовь, о которой мечтала с юношеских лет. В детстве и юности, я росла энергичной, веселой, много пела, танцевала, после школы поступила в РИНХ, выучилась на экономиста. Учеба давалась легко. Мой бывший муж Валерий учился со мной в одной школе. Гонял по станице Матвеевской, где мы жили, на мотоцикле «Ява», красный, красивый - такой. Валера тоже был энергичный, но беспечный, безответственный. А мне он нравился. Любила ли я его, наверное, нет, просто нравился. Мы объехали с ним на его мотоцикле всю Ростовскую область и Краснодарский край. Он закончил Новочеркасский Политехнический институт по специальности энергетик промышленных предприятий. Так получилось, что наши родители, как-то, не сговариваясь, переехали в город, где строились машиностроительные, промышленные предприятия, химзавод. После окончания институтов меня и Валеру направили в город, куда переехали родители. Мы подали заявление в ЗАГС и сыграли свадьбу. Нам как молодым специалистам и молодоженам выделили однокомнатную квартиру. Через год родился сын Саша. Жили мы хорошо. Валера хороший специалист по электрике. Часто  подрабатывал на дачах, частных гаражах, домах, но стал выпивать, потом пить, появились женщины. Я не верила, что он, изменял мне, пока не произошел случай. Мы с сыном уехали на десять дней в город Шепси, на Черном море. Мы хорошо отдохнули и собрались уезжать, неожиданно встретили своих знакомых из нашего города на автомобиле. Они уже собирались тоже домой, и согласились довезти нас, так что вместо воскресенья мы прибыли домой в субботу в 22.00. Открыв своим ключом квартиру, мы с сыном увидели полуобнаженного папу и «чужую» тетю. На столе естественно водка и закуска. Не буду утомлять про дальнейшую развязку этой ситуации. Мы развелись. Ты не знал, что я разведенная?

- Нет, я как-то и не думал об этом, извини.

- Я что-то разговорилась, не будем о грустном.

 

* * *

Я пригласил ее на охоту в Калмыкию на субботу-воскресенье, она согласилась с радостью. Нас встретили районный руководитель и охотовед. Я им Анну представил моей женой. Она резвилась как подросток: стреляла по бутылкам, искусственным мишеням, вечером у костра она запела романс, ее волшебный голос лился по глади озера. Мы были заворожены этим голосом - и все слушали. Солнце, позолотив верхушки деревьев, скрылось за горизонтом. Казалось, что время остановилось. Притихли лягушки, перестали кричать чибисы, стрижи, голос все лился и лился.

Поздно вечером мы приехали домой к Федору Васильевичу, руководителю района. Нам отвели в доме отдельную комнату.

- Мне стыдно, я поговорю с Еленой, женой Федора Васильевича, пусть поставит раскладушку, - тихо сказала Анна.

- Не надо, ты все равно моя будешь, я обнял ее: все мое.

- Голова не твоя, а тело твое - оно тебя хочет.

- Я беру твое тело, а у головы забираю губы, глаза и шею. Их буду целовать. Николай Иванович замолчал, о чем-то задумавшись, потом продолжил рассказывать.

- Про секс, тем более, собственный, я никому никогда не рассказываю и вам не советую. Это интимные отношения, мы были счастливы. Один Бог все знает и он наш судья.

На утренней «заре» охота оказалась более удачной. Я подстрелил пять уток. Егерь сказал мне:

- Можно больше, вас двое.

Осеннее солнце пригрело, продолжали летать утки, чибисы, стрижи. Стая журавлей развернулась и села на озере. К нам близко подплыла пара журавлей.

- Смотри, как они заботятся, чистят друг другу перышки. Это журавель и журавушка?

Она бросила кусочки хлеба, птицы отплыли, но снова вернулись. - Смотри, я им понравилась. Анна продолжала кормить птиц. Я подошел и обнял ее:

- Ты моя журавушка. Можно я буду называть тебя так.

- Мне нравится. Я согласна. Это мы, - указала она на журавлей.

- Да, мы. - Он и Она. Подошли охотники.

- Не стреляйте, это журавли - попросила Анна.

- Мы видим, журавлей и лебедей не стреляем.

 

* * *

Время шло, мы систематически встречались, были счастливы. Анна поехала в Волгоград на семинар экономистов их министерства. Мы договорились встретиться на Мамаевом кургане. Когда я подъехал, она уже меня ждала. Я подходил к ней, она увидела меня, ее красивые глаза особенно нежно заблестели и на лице появилась скромно-торжествующая улыбка.

- Привет! Как доехал? Ты участвовал в строительстве этого Мемориала?

- Доехал нормально. Участвовала организация, в которой я работал.

Мы проехали по всем историческим местам и современному городу - герою Волгограду. Осмотрели набережную, Аллею героев. Ночевали на базе отдыха, на берегу Волги. Поплавали в реке.

Солнце медленно уходило за гладь Волги, расстилая длинную солнечную дорожку по воде. Прижавшись друг к другу, мы долго молча сидели на берегу, наслаждаясь красотой и величием Волги. Утром мы уехали домой.

- А как семья? - спросил Анатолий.

Посмотрев на него, Анатолий Иванович сказал:

- Моя семья ничего не знала и не знает о моей любви. Я делал все, чтобы жена и дети не чувствовали себя обделенными, что к ним пропадает интерес, натягиваются отношения между нами. Мы жили счастливо. Никто не знал о нашей любви, только мы вдвоем. Николай Иванович замолчал и потом сказал:

- Да, это грех.

 

* * *

Я уехал в командировку в г. Набережные Челны на неделю. Сильно волновался, хотел услышать ее, но телефоны молчали. Возвратившись из командировки, я стал ее разыскивать. Там, где она работала, сказали, что уволилась и уехала в Москву. В общем месяц поисков не дал никаких результатов. И вот зазвонил телефон. Она извинилась и сказала, чтоб я забрал письмо «до востребования» на почте, там все написано.

Я забрал письмо и прочитал:

- Ты помнишь легенду, когда Бог спустился на землю, он увидел яблоню с красивыми яблоками, она очень понравилась Богу, и он начал срывать яблоки и делить на две половинки, делая из них мужчину и женщину, которые разошлись по всей земле. До сих пор половинка ищет свою половинку и когда находит - зарождается настоящая любовь. Мы две половинки нашли друг друга, любим и счастливы, но судьба разлучает нас, ты не ищи меня, не думай обо мне плохо, ты ничем не можешь помочь мне, мой любимый дорогой человек. Я сама тебя найду, если так суждено будет Богу. Береги себя, да хранит тебя Господь!

Я ничего не мог понять - и продолжал ее искать.

 

* * *

Прошло три года, и вдруг зазвонил звонок моего прямого телефона на работе. Я очень обрадовался, думал, что это Анна. Но в трубке я услышал голос пожилой женщины, она представилась тетей Анны и просила завтра приехать в Матвеевку, забрать письмо и узнать все про Анну. Этой неизвестностью я был шокирован. Утром я уже был в Матвеевке у тети Анны, Людмилы Федоровны. Со мной был водитель, так как-то, что я узнал об Анне, я бы не смог вести автомобиль обратно. Анна умерла год назад и в этот день, то есть я приехал на годовщину смерти? Она заболела неизлечимой болезнью, перенесла три операции в Москве, но все безрезультатно. Мне не сообщала, жалела меня, не могла предстать перед мою больной и слабой. Это мне рассказала ее тетя, Людмила Федоровна.

Я взял письмо, без слез не мог читать и вышел во двор. Это личное письмо, пронизанное любовью, страданиями и горем любящего человека. Заканчивалось письмо словами: ...любящая тебя Журавушка.

С Людмилой Федоровной поехали на кладбище. Подойдя к могилке, я увидел памятник и березку. На памятнике было написано: Журавушке от родных ... Людмила Федоровна объяснила, что это по просьбе Анны.

- Это Вы, березку посадили?

- Нет, она росла здесь.

Вдруг прилетела горлица и села на березку.

- Это душа Ани,- тихо сказала тетя - она к нам прилетела. Когда она умирала, она говорила, приходите ко мне на могилку, а я к вам буду прилетать.    

- Так и закончилась наша история, но не любовь. Мы и теперь любим друг друга.

Николай Иванович, задумавшись, замолчал. Пораженные рассказом охотники, долго сидели молча.

Друзья сайта
  • Академия МАИСТ
  • ВОЛГОДОНСК
  • ДОНСКОЕ ВЕЧЕ
  • ДОНСКОЕ ВЕЧЕ+
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright MyCorp © 2017